ВНИМАНИЕ всем любителям пушистого арта, литературы и коллекционных изданий и предметов - новый АРФИ2017 stormwind 2 месяца и 27 дней
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind 6 месяцев и 16 дней
Предзаказ Комплект Арфи и Мрфф по итогам 2016 lozi год, 4 месяца и 16 дней
Архив новостей
Спрятать
Соболь
Просмотр журнальных записей пользователя

Поиск в журналах:
  • Отправлено: 6 дней и 5 часов назад
    ''Ода'' О'Шонесси (+ прозаический перевод)
    Среди шедевров английской литературы, не имеющих адекватного русского перевода — стихи «We are the music makers...» Артура О'Шонесси (1874).

    Оригинал — вот:
    https://en.wikisource.org/wiki/Ode_(O%27Shaughnessy)

    Ниже — мой подстрочник; может, когда-нибудь поможет кому-нибудь разобраться в оригинале — там есть непростые моменты. В частности, «glory» («сияние») и «numbers» («ритмы») употреблены не в первом по словарю значении. Буду рад замечаниям.

    Но переводить прозой это стихотворение — дело грустное и неблагодарное. Оно не просто о музыке, о вечной многоголосой симфонии существования человечества, о переменах, будущем и надежде. Оно само — «высокая музыка», передать которую по-русски пока никто не смог.

    Состоит из девяти восьмистиший двух типов: с парными рифмами ААББВгВг (я бы назвал эти восьмистишия «повествовательными») и с четверными рифмами АбАбАбАб (я бы назвал «восклицательными»). Четверные рифмы, разумеется, подбирать сложнее, чем парные; поэтому «повествовательные» восьмистишия берут на себя больше философского содержания, «восклицательные» — эмоционального.

    Общая схема получается такая:

    !.! ... !!!

    Завершается тремя вспышками восьмистиший второго типа.

    ( читать дальше )
  • Отправлено: 2 месяца и 20 дней назад
    ACEO XVI века
    Был такой живописец, Николас Хиллиард (1547-1619). Часто называют первым действительно великим английским художником.


    Вот, например, его портрет сэра Уолтера Рэйли (около 1585 года) — блестящего придворного, фаворита Елизаветы I, полководца, пирата, поэта, историка, образованнейшего человека своей эпохи, кончившего жизнь на плахе; один из тех, кто канонизировал типаж «благородного пирата».



    Стоит щёлкнуть на нём и поглядеть увеличенно.

    Так вот, как думаете, какого размера этот портрет?
    У вас на экране он сейчас, скорее всего, больше, чем в реальности. Ширина овала — 38 миллиметров, длина — 48 миллиметров.

    Волосяными кисточками. На пергаменте от игральных карт. Миниатюры сродни работам ювелира — да их часто и оправляли в ювелирные рамки и носили как украшение. Например, Хиллиард нарисовал много (очень разных) миниатюрных портретов самой королевы Елизаветы — а она раздаривала их приближённым как знаки внимания.


    А вот преемник Елизаветы, шотландец Яков (James). Король-денди. 41x54 мм.




    Я очень люблю елизаветинскую эпоху — и тем, кто захочет её себе визуально представить, в первую очередь советовал бы работы Хиллиарда.


    Генри Ризли, граф Саутгемптон — представитель тогдашней золотой молодёжи, покровитель Шекспира, которому тот посвятил две поэмы, специально написав их так, чтобы как можно сильнее понравилось посвящаемому. Поэтому, скажем, в «Венере и Адонисе» у Шекспира такие сочные описания лошадей — хорошие лошади тогда это как сейчас модные машины.




    Автопортрет Хиллиарда; портрет жены художника, Алисы Брэндон (41x51 мм). Женился Хиллиард, как в то время часто бывало, на дочери своего наставника — придворного ювелира, у которого служил подмастерьем.




    «Юноша среди розовых кустов» — скорее всего, граф Эссекс, другой фаворит Елизаветы, который потом против неё бунтовал и был казнён.



    Многие историки именно его бунт и казнь считают концом тогдашнего золотого века Англии — дальше всё куда мрачнее было. И Шекспир именно тогда переходит от светлых комедий к трагедиям. Но тут ещё 1588 год, Эссекс нарисован в роли романтичного безнадёжного влюблённого. Эта миниатюра побольше остальных, 7 сантиметров в ширину — не чтоб носить на одежде, а чтоб Елизавета поставила на стол и любовалась.


    Хиллиард, как и Шекспир, — продукт гуманизма английского Возрождения, ярко вспыхнувших любви и интереса к людям в их разнообразии.
  • Отправлено: 2 месяца и 25 дней назад
    Ле Гуин


    В возрасте 88 лет умерла фантаст Урсула Ле Гуин.


    Я впервые познакомился с ней, едва научившись читать: журнал «Техника — молодёжи» в 1989 году публиковал частями её ранний роман «Планета Роканнона», построенный на взаимопроникновении миров научной фантастики и фэнтези, легенды. Сперва, в прологе, герой фэнтези попадает в мир НФ; потом, в основной части, — наоборот. Традиционные сказочные мотивы сплетаются с традиционными научно-фантастическими. Скажем, история персонажа, проведшего одну ночь (как ему казалось) в волшебном царстве и вернувшегося домой, чтобы обнаружить, что там прошло много лет — это сюжет сказки (Рип Ван Винкль, японский рыбак Урасима...), но это же и сюжет из физики XX века, о космическом путешествии со скоростью, близкой к световой. Переосмыслены гномы и эльфы, «отдай мне то, что ты не знаешь и что тебе всего дороже» — и так далее.
    Прекрасно помню те советские иллюстрации:



    Было странно потом обнаружить, что такой писатель, казавшийся мне кем-то вроде старинного классика, до сих пор жив и ведёт блог в интернете.


    Поскольку представить себе нашу планету без Ле Гуин всё равно невозможно, попробую написать о том, о чём мне привычнее — о переводе.


    Книгам Ле Гуин, к сожалению, страшно не везло с русскими переводчиками. Дело не только в том, что от стиля, красоты слога, тонкого подтекста не оставалось камня на камне; переводы пестрят ошибками от обычного непонимания английского языка, простого буквального смысла фраз.

    С двумя известнейшими вещами, «Левой рукой тьмы» и «Волшебником Земноморья» — я просто не знаю, как знакомить человека, не читающего по-английски, не знаю адекватного перевода. Менее значительным произведениям порой везло больше: есть «Растерянный рай» (Д. Смушкович), «Сур» (А. Корженевский), «Бизоны-малышки, идите гулять...» (В. Кулагина-Ярцева), та же «Планета Роканнона» (Р. Рыбкин), кое-чего ещё. Пожалуй, лучше всех её переводила Нора Галь — но та, к сожалению, успела перевести только один ранний рассказ («Апрель в Париже»).


    Очень многое было опубликовано в сухих, бесцветных переводах И. Тогоевой — помимо прочего, любившей постоянно вводить в русский текст таких монстров, как «флаеры» (летуны, крыланы, крылатые?), «коммонеры» (простолюдины?), «стоун-фаринг» и др., регулярно ошибавшейся — видимо, даже не из-за незнания языка, а просто от невнимательности и равнодушия. Скажим, в «Changing Planes» она перепутала пол одного из рассказчиков — говорит мужчина, а по-русски написано в женском роде. О сюжетах книг по переводам Тогоевой составить себе представление можно, но догадаться, что эти скучные тексты в оригинале были прекрасной прозой — трудновато.

    Многое опубликовано в переводах В. Старожильца. Это читать можно, часто даже занимательно. Его переводы — какие угодно, но только не сухие и бесцветные; наоборот, чересчур уж яркие — там много дешёвого «оживляжа», русификации, даже блатняка. А к сдержанной поэтике Ле Гуин такие разудалые выражения, как «пофигистов», «пацаном», «за три дня до дембеля», «действительно всё шарит», «черт-те что и с боку бантик», «фигня», «один фиг», «всё катит», «не врубаюсь», «одобрямс», «присобачить одну маленькую куздру к другой бокре побольше» отношения не имеют — не говоря уж об отсутствовавших в оригинале «папе Карло», «Наплевать, наплевать, надоело воевать...», «пифагоровым штанам», «докторе Айболите», «с помощью мудреных научных гитик» (примеры из «The Lathe of Heaven»).

    Пожалуй, лучший имеющийся русский перевод «Волшебника Земноморья» — пиратский из начала 1990-х, сделанный Л. Ляховой. Главное достоинство — стиль: там, да, можно смутно почувствовать, что в оригинале в тексте были музыка и волшебство. Пусть не передаются тонкие эффекты вроде фразы «botched beasts, belonging to ages before bird or dragon or man», изображающей грубую хтоническую сущность Слуг Камня, вроде страшной реплики красильщика «I was the dyer,» he said, «but now I can't dye.» («Dye», «окрашивать» = «die», «умирать»; это имеет прямое отношение к событиям третьей книги.) Пусть сказка становится несколько более детской, но в целом — дух книги ощущается.
    Недостатка два. Во-первых, перевод удивительно многословный, много договаривания за автора. Вот только один довольно безобидный пример:

    ...but Arren found it hard to look away from the man; a loathing fascination held him.

    ...но Аррен чувствовал, что ему трудно отвести взгляд от этого человека, чтобы посмотреть, в чём дело: какое-то очарование, омерзительное, но властное, исходило от жалкого существа, и этому странному обаянию невозможно было не поддаться.

    Там много такого — я когда-то сидел и выписывал себе в целях улучшения собственного умения переводить.
    Во-вторых — литературный талант у переводчика был, а вот со знанием английского, похоже, имелись проблемы. Смысл важных для сюжета фраз порой менялся на прямо противоположный; в том числе оказались смазаны философские экскурсы Геда, чего особенно жаль — Ляхова была профессором философии, переводившим фэнтези в те непростые годы в качестве подработки (и это видно: «stuff» у неё — «субстанция», «patterner» — «системщик»).


    Если никогда раньше не читали Ле Гуин — можно начать с совсем короткого рассказа на фурревую тему:
    «Рассказ жены»
  • Отправлено: 3 месяца и 12 дней назад
    Сказки Джулии Дональдсон
    «Room on the Broom» (2012)



    Мультфильм про ведьму и её фамильяров (ведьминских животных-помощников; старинный фольклорный мотив).
    Красивые пейзажи. Совсем простой английский язык — рассчитано на самых маленьких детей; осилят и те, кто с английским не слишком дружит. Дракона озвучил Тимоти Сполл («Суини Тодд», «Гарри Поттер», «Король говорит!» и др.).
    https://vimeo.com/192151597


    «The Gruffalo» (2009)



    Приключения мыша в лесу.
    https://vimeo.com/218656332


    Оба мультфильма — по детским книгам поэтессы Джулии Дональдсон и художника Акселя Шеффлера в жанре кумулятивной (цепочной) сказки. Это как «Репка», «Теремок», «Колобок». В обоих на конце цепочки, в роли «медведя — всем пригнётыша», яркий персонаж.

    Посмотрите, если уже подзабыли с детства, сколько радости могут приносить подобные сюжеты, игра со структурой повествования — то строго повторяющейся, то видоизменяемой. Серьёзных учёных кумулятивные сказки тоже весьма увлекают; их много изучали структуралисты вроде В. Проппа.

    Текст написан с большим мастерством. Стихи чёткие, запоминающиеся, музыкальные. Звонкие рифмы — рифмы внутренние (в середине строки), рифмы далёкие (созвучие keen — green — clean — mean мгновенно уловят и дети, хотя отстоят эти слова друг от друга на дюжину строчек); аллитерация (игра согласными): over the fields and the forests... over the reeds and the rivers... over the moors and the mountains...
    Никакого сюсюканья, никаких «детских», «милых» слов и выражений, приседания перед ребёнком на корточки для снисхождения к его уровню.

    Уровень хорошей кумулятивной сказки — уровень не столько ребёнка, сколько примитивного, первобытного человека, осваивающегося в мире, осмысливающего само явление закономерности. Кумулятивной сказке противопоказаны более-менее выраженные социальные мотивы; в ней почти не бывает бедных и богатых, царских дочек и крестьянских сыновей. Она родом из древнего, досоциального мира. Где были просто сильные и слабые, где то друг друга пожирали, то друг другу помогали.
  • Отправлено: 3 месяца и 20 дней назад
    Конкурс для художников: басни Эзопа
    ...А нет, так басню расскажи занятную —
    Эсоповскую или сибаритскую,
    Из тех, что сказывают на попойке.


    Аристофан, V век до н. э.


    На донце изготовленного около 470 года до н. э. и хранящегося сейчас в Ватикане древнегреческого ки́лика — широкой и плоской чаши — нарисован забавный большеголовый человечек. Задумчиво улыбаясь, он сидит перед лисой, которая что-то ему рассказывает, наставительно жестикулируя:



    Это легендарный баснописец Эзоп — мудрец и шутник; по преданию, он отличался безобразно-комичной внешностью. А вся сценка — пародия на традиционное изображение возвышенно-трагического Эдипа перед задающей ему загадку Сфинкс:



    Ответом на загадку Сфинкс, как известно, был тот самый, кому она загадывалась: человек. Не конкретный человек, но человек вообще, весь человеческий род. Басни, по-своему старающиеся выразить загадку мироздания — тоже, разумеется, всегда говорят о человеке; хотя в басенной вселенной, особом мире вне времени и пространства, сплошь и рядом разговаривают друг с другом на равных люди и боги, звери и птицы, деревья и травы, вещи и стихии.

    «Летучая мышь, терновник и нырок решили сложиться и торговать заодно...»

    Подобные нечеловеческие персонажи в чём-то даже ближе нам, чем герои-люди: как в древности, так и сейчас они обладают огромной обобщающей силой. Когда смотришь в кино на конкретного актёра с такой-то формой носа, таким-то пробором волос, такой-то челюстью, таким-то цветом кожи — эта человеческая конкретность деталей отчасти мешает тебе увидеть в нём своего друга, родственника, себя самого. Он вряд ли похож на тебя и твоих знакомых. А когда видишь в «Зверополисе» крольчиху Джуди — она похожа сразу на многих и многих девушек мира. Хотя у них нет длинных ушей и серого меха, могут быть совсем разные черты лица.

    В баснях эта обобщённая абстрактность доходит до предела. Даже когда в них действуют люди — это тоже предельно условные фигуры с минимумом индивидуальных черт: «пастух», «рыбак». Но удобнее всё-таки животные: могучий лев, недалёкий осёл, злонравная змея... и, разумеется, лисица — идеальный комический герой, любимый басенный персонаж: хитрая, тщеславная, саркастичная, острая на язык, она встречается в самом большом числе дошедших басен Эзопа. На килике баснописец не зря изображён именно с ней.

    Мир Эзоповых басен не слишком радостный. По выражению Михаила Гаспарова, основа их идеологии — «практицизм, индивидуализм, скептицизм, пессимизм»; но есть в них нечто весьма здоровое. А за простыми абстрактными схемами и немудрёными житейскими уроками дышит дремучая древность — доисторическая пора, когда человек ещё не вполне отделял себя от животных, чувствовал себя с ними на равных; когда всё казалось живым и антропоморфным.

    В переводах Гаспарова есть наиболее полное собрание басен Эзопа на русском языке:
    http://www.krotov.info/lib_sec/26_ae/aezo/p_01.htm

    Хочется предупредить: это не «литература». Никаких литературных красот и художественной отделки там искать не стоит. Это сохранённые кем-то краткие, сухие, голые сюжетные схемы древних анекдотов — которые вслух пересказывались, как и анекдоты современные, всякий раз немного по-разному, оживлялись жестами, интонацией.

    (Если захотите почитать литературно обработанную древнегреческую басню, где каждая черта обдумана и на своём месте, — есть стихотворные басни Бабрия в переводе всё того же Гаспарова; II век н. э. Бабрий использует народные «эзоповские» сюжеты, расцвечивая их живописными деталями.)

    Ещё одно предупреждение: морали в этом сборнике зачастую прилеплены поздним составителем некстати. Например, в конце басни про лису, которая объелась и не может вылезти из дупла — «Придется тебе сидеть здесь, пока снова не станешь такою, какой вошла» — делается неожиданный вывод: «Басня показывает, что трудные обстоятельства со временем сами собой делаются легче». Более адекватный смысл той же басни сохранён пересказывающим её римлянином Горацием («Послания», I, 7): слишком много хорошего — тоже бывает нехорошо, избыток благ чреват неприятностями (кстати, такая же суть у этой басни в известном рассказе Дж. Д. Сэлинджера «A Perfect Day for Bananafish» — «Хорошо ловится рыбка-бананка»). Вообще одна и та же басня могла иметь много моралей и рассказываться по разным поводам.

    Несмотря на грубую простоту, было что-то такое в этих античных побасенках, рассказываемых к случаю на попойках и в народном собрании, мужчинами и женщинами, рабами и свободными, благодаря чему их персонажи шагнули в вечность. Волк и ягнёнок у ручья; гора, рождающая мышь; трудолюбивый муравей и цикада (не стрекоза — стрекоза не «поёт»); крепкий дуб и гибкий тростник; цапля, достающая волку кость из горла; ворон с куском мяса (не сыра); мышь, спасающая льва; соревнующиеся в беге черепаха и заяц; лиса, хотевшая полакомиться виноградом; пастух, кричащий «Волки!» и прочие — до сих пор отлично всем знакомы.

    Это важная часть нашей истории — истории увлечения антропоморфными животными, выражения с их помощью чего-то человеческого.


    -----

    Итак, конкурс иллюстраций к басням Эзопа.
    Стиль, подход к иллюстрированию, степень антропоморфности персонажей — полностью на ваше усмотрение. Только лучше выберите какие-нибудь не самые известные басни.

    Призовой фонд — 18 000 рублей.

    Приём работ — до 1 июня 2018 г.
    Подведение итогов — 10 июня 2018 г.
    Дополнительных правил, бывших в прошлом конкурсе, нет.

    Буду признателен, если вы расскажете о конкурсе своим знакомым художникам, дадите ссылку в местах, где могут заинтересоваться.
  • Отправлено: 11 месяцев и 27 дней назад
    Конкурс: призы
    << PREV


    Большое спасибо за всем, кто прислал работы — особенно за иллюстрацию вне конкурса.


    Распределение призового фонда будет такое:

    № 1:  kotenok_gaff (победитель) — 8000 р.;

    № 2:  volsung — 5500 р.;

    № 3:  astaroshe — 4000 р.;

    № 5:  xenius — 500 р.

    По поводу получения призов сейчас свяжусь с участниками приватно.


    -----


    Напоследок несколько баек про древнегреческих художников, выписанных из «Пёстрых рассказов» другого позднеантичного писателя — Элиана:


    Гераклеот Зевксис, нарисовав Елену, разбогател благодаря этой картине, ибо не разрешал любоваться ею бесплатно, когда и сколько угодно: сначала требовалось внести определенную плату и только потом смотреть. Так как художник брал деньги, показывая свою картину, эллины, современники живописца, прозвали его Елену гетерой.


    Александр, рассматривая в Эфесе свой портрет, нарисованный Апеллесом, не воздал подобающей хвалы мастерству художника. Когда же приведенный конь, точно живого, ржанием приветствовал изображенного на картине, Апеллес воскликнул: «Владыка, конь оказался лучшим знатоком искусства, чем ты!»


    Художник Никий работал с таким жаром, что нередко, поглощенный трудом, забывал поесть.


    Я слышал, что в Фивах закон предписывает мастерам, живописцам и ваятелям, придавать тому, что они изображают, более возвышенные сравнительно с действительностью черты. За преуменьшение достоинств того, что служило образцом для статуи или картины, живописцам и ваятелям грозил денежный штраф.


    Однажды Павсон получил от кого-то заказ изобразить коня, катающегося на спине, а нарисовал коня на бегу. Заказчик остался недоволен тем, что Павсон не выполнил его условия; художник же ответил на это: «Переверни картину, и скачущий конь будет у тебя кататься на спине».


    Когда искусство живописи только начало развиваться и было еще в пеленках, художники рисовали так неискусно, что принуждены были писать над соответствующими изображениями: «это бык», «это лошадь», «это дерево».


    Рассказывают, что художник Протоген в течение семи лет трудился над своим «Ялисом». Увидев картину, Апеллес некоторое время стоял безмолвно, так как был поражен необычайностью замысла, а потом сказал: «Труд велик, велико и мастерство художника, не хватает единственно пленительности. Будь она, Протогена следовало бы вознести до небес».
  • Отправлено: 11 месяцев и 5 дней назад
    Конкурс: участники
    << PREV | NEXT >>


    Итак, работы, присланные на конкурс (в порядке поступления; картинки кликабельны):


    № 1:



    № 2:



    № 3:



    № 5:



    О распределении между ними призового фонда подумаю и напишу, как и говорил, 21 мая.

    -----

    № 4 (вне конкурса):



    -----


    Не знаю, обратили ли вы внимание, но прямо на той самой «Клевете» Боттичелли есть и иллюстрация к «Зевксису, или Антиоху» — среди барельефов в правом нижнем углу:





    Боттичелли Лукиана читал основательно. Чего, кстати, и другим советую — очень любопытный автор, способный развлечь даже не слишком интересующихся античностью.

    Начинать знакомство стоит с его «Правдивой истории» — недлинного занятного рассказа о морском вояже, стоящего у истоков жанра научной фантастики (ему затем подражал Свифт в «Путешествиях Гулливера» и прочие). В программе лукиановского путешествия: секс с женщинами-растениями, посещение Луны, город разумных светильников, тыквопираты, бегающие по морю пробконогие люди, остров сновидений и многое другое.
  • Отправлено: год, 1месяц и 30 дней назад
    Ursa Major Awards 2016 (2)
    Второй тур голосования открыт.



    Насколько помню, впервые на награду номинируется кто-то из России. Это  marblepolecat с картиной «Осень»:



    http://www.furaffinity.net/view/21504185/

    Одинаковые серые двенадцатиугольники тротуара и многоцветные разноугольные листья клёнов, просветы в листве, тени и пятна солнца; золотисто-коричневая гамма, разбавленная двумя приглушённо-синими пятнами; много мелких деталей, складывающихся в единое ощущение прохладного воздуха, полного тонких осенних запахов.

    Когда я в 2004 году нашёл фурри-сообщество, о русских художниках в нём практически никто не слышал. Сейчас много известных и уважаемых, у которых по всему миру фанаты.


    Основной конкурент — обложка антроконовского буклета в духе «бурлящих двадцатых» от Трейси Батлер (Hali), автора комикса «Lackadaisy»; тоже с фоном на основе повторяющихся простых геометрических форм. Думаю, всё-таки победит эта иллюстрация: «Lackadaisy» очень популярен.



    Помимо «Lackadaisy» среди комиксов, в частности, номинируются недавно здесь рекламировавшийся Шушиком «SaveState» и придурковатое пародийное фэнтези от Jan'а (на FurAffinity он — CartoonWolf), гонконгского художника, чьи картинки на военную тему для игры «Tails and Tactics» и комикса по ней вы, возможно, уже где-нибудь видали — часто в разных местах выкладывают:





    Кстати о сетевых комиксах. В конце прошлого года начался, по-моему, довольно перспективный свежий ужастик «Crossed Out»:



    http://www.furaffinity.net/view/21341656/

    Пока совсем мало страниц, как раз хорошо ближе к началу присоединиться к чтению. Атмосфера тревожности уже неплохо создаётся.
  • Отправлено: год, 1месяц и 14 дней назад
    Зебры Ла-Паса


    В Ла-Пасе, самой высокогорной столице мира (3600 м над уровнем моря; у приезжих от непривычки к разреженному воздуху кружится голова), всегда были проблемы с безопасностью уличного движения.

    В Латинской Америке вообще к дорожным правилам привыкли относиться наплевательски, а уж в Боливии, где в последнее время за недолгий срок сильно выросло число автомобилей, на перекрёстках зачастую и вовсе царит полный хаос с оглушительной какофонией гудков и скрежещущих тормозов. Даже просто перейти по пешеходной «зебре» на зелёный свет — опасное предприятие: знаки и сигналы светофора тут принято воспринимать скорее необязательными рекомендациями, чем строгими предписаниями. Попытки ужесточить контроль ощутимых результатов не давали: штрафы платят, правила продолжают нарушать.

    Вот почему городская администрация в 2001 году решила нанимать добровольцев в качестве кого-то вроде уличных регулировщиков.

    И одевать их зебрами.


    Выглядит это так:
    https://www.google.ru/search?q=bolivia+zebras&tbm=isch
    https://www.google.ru/search?q=cebras+la+paz&tbm=isch

    В 2001 году первых штатных зебр (профессия так и называется — cebras, cebritas) в Ла-Пасе было всего 24, сейчас их число уже под три сотни и продолжает расти. Зебры переводят через дорогу детей и пожилых; следят за соблюдением правил водителями и пешеходами; управляют движением с помощью комически преувеличенных жестов, флажков и табличек (красная «Pare» — «Стоп», зелёная «Gracias» — «Спасибо» и др.); стыдят за нарушения — тоже пантомимой; когда на переходе зажигается зелёный — высыпают на проезжую часть в своих хорошо заметных полосатых костюмах (кстати сказать, довольно практичных в прохладном климате плато Альтиплано), преграждая путь машинам.

    Но, кроме того, они ещё и играют забавных фурревых персонажей. Поглядите хотя бы вот это видео на четверть минуты:
    https://www.youtube.com/watch?v=bFy2ISQxx9s

    Зебры стремятся не только научить жителей Ла-Паса уважать друг друга на дороге. Они хотят дарить им радость. С ними можно обниматься (чего особенно любят дети) и фотографироваться. Они приветствуют прохожих и желают им «buenos días». В свободные минуты показывают горожанам групповые танцевальные, хоровые и цирковые номера.

    Одно время зебрам давали свистки, но потом от этой идеи отказались. Зебры — не полиция, они ни на кого не кричат, не свистят, не наказывают; они мягко подталкивают к правильному поведению. Если ваша машина заехала на переход — зебра не выпишет вам штраф, а ляжет на капот.


    В подавляющем большинстве зебры — молодёжь от 15 до 22 лет. Добровольцев набирают из неблагополучной среды; а таких много в Боливии, где половина населения живёт за чертой бедности, стране по-прежнему одной из первых в мире по производству наркотиков. Деньги за свою работу зебрам, как правило, нужны на получение образования.



    Помимо денег, некоторых социальных благ и бесплатных учебных программ они получают от работы и кое-чего ещё. Многие говорят, что приятно чувствовать себя полезным, знать, что делаешь хорошее и доброе дело; говорят про веселье и отличную компанию... и про то, что работа их изменила. Робкий и застенчивый подросток, одевшись зеброй, начинает резво бегать, скакать, дурачиться и непринуждённо взаимодействовать с незнакомыми людьми. Это хорошо известный в фурри-сообществе эффект костюма, особенно такого, который полностью скрывает лицо. Костюм избавляет от неловкости и позволяет стать кем-то другим, не обычным собой. (Вот здесь, например, недавно Кайелл Голд об этом писал в статье — «I have a couple friends who would never dance in public, but who put on costumes and cut loose on the dance floor — and they're by no means bad dancers».)

    За 16 лет действия программы, за годы совместных тренировок, текучки зебровых кадров, передачи опыта от старших младшим — у зебр успела сформироваться некая собственная субкультура, представление о том, что это за персонажи и как ими быть; ЮНЕСКО объявило программу и эти традиции зебр нематериальной культурной ценностью.


    Ла-Пас принял зебр хорошо. Они стали символом города, местной достопримечательностью. Зебры ходят в школы прочесть детям лекции про правила дорожного движения, школьную травлю и другие полезные темы; в больницы — помогать и развлекать больных; они участвуют в парадах, снимаются в социальной рекламе, их приглашают на разные мероприятия. А для желающих самим узнать, каково это, — в том числе для приезжих, — действует акция «Cebras por un día» (стань зеброй на один день).

    Программа оказалась весьма эффективной, и опыт Ла-Паса постепенно перенимают соседние города — Эль-Альто, Сукре, Тариха — где теперь тоже имеется несколько десятков зебр.

    Работа опасная; четыре часа в день посреди боливийского сумасшедшего дорожного движения — не шутки. Уже есть жертва: пьяный водитель не остановился и таки сбил насмерть семнадцатилетнюю девочку в чёрно-белом костюме.



    (На этом фото один из самых первых участников программы — тогда костюмы были другими.)
  • Отправлено: год, 2 месяца и 11 дней назад
    Жучка, Сивка и цензура
    Замечали ли вы, что в стандартных версиях сказки про репку Жучка выделяется среди остальных персонажей? Она — единственная с именем, что несколько нарушает строгую симметрию рассказа.

    Причина проста. Заглянув в сборник Афанасьева, увидим более старый вариант — позже признанный для детей непригодным:

    Пришла сучка; сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут!



    «Сивка-Бурка, вещая каурка, встань передо мной, как лист перед травой!»

    А как, собственно, лист встаёт перед травой? Вообразить трудно; яркой картинки, метко характеризующей ситуацию, в голове не возникает, сравнение непонятно. Это странно: такие случайные, бессмысленные сочетания слов русским сказкам не свойственны, там обычно всё ясно и образно.

    Изначально закличка Ивана звучала, разумеется, более внятно и энергично:

    «Сивка-Бурка, вещая каурка, встань передо мной, как ... перед ......!»

    Фраза, надо думать, веселила слушателей сказки (а сказки тогда рассказывались в основном взрослыми — взрослым). Но тут похабные слова появились не только для смеха.

    Это ведь заклинание: магическая формула, призывающая волшебное существо. А в заклинаниях, заговорах, запретных колдовских обрядах табуированная лексика, обладающая особой силой, у всех народов используется очень часто.



    Желающим открыть в сказках ещё много интересного подтекста стоит прочитать книгу выдающегося советского фольклориста Владимира Проппа «Исторические корни Волшебной Сказки». Спойлер: про ритуальную дефлорацию Царь-Девицы Коньком-Горбунком там будет в главе IX.

    (Основная мысль книги вкратце: хотя в народных сказках мы встречаем принцесс, зеркала и т. д., средневековые детали там — поверхностный нанос, а по сути показываемый мир — куда более древний, родоплеменной.)
  • Сейчас на сайте 391 пользователь
    3 фурря и 374 гостя и 14 роботов
     
    FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2018 FurNation.ru